Ирина мамина приглашает...
 
Контакты
Страница Ирины Маминой на facebook
 

«Преподавательские заметки»

Профессиональное.

Имея за плечами шестилетний преподавательский опыт, теперь я могу на глаз определить профессию слушателя. Бухгалтера, юриста или руководителя, что называется, видно издалека.. Так как я читаю лекции разным специалистам, бывает очень интересно сравнивать аудитории. Поясню.

Например, бухгалтеры – люди очень такие дотошные, серьезные, внимательные. И если, скажем, мы работаем с кейсами (практические задания), то я обратила внимание, что бухгалтеры практически никогда не делают каких-либо записей, подчеркиваний по тексту кейса. Т.е. получается, что они очень аккуратно относятся к документам. И если, например, необходимо прочитать договор, а он достаточно объемный, то бухгалтер читает вдумчиво, внимательно. Очень кропотливо подходит к решению этой задачи.

В отличие от них, руководители читают договоры мгновенно, по диагонали. На всяческие мелочи вообще не обращают внимание. Подчеркивания и правки делают смело и высказывают свое мнение по решению задачи моментально и безаппеляционно.

Когда ко мне на консультацию приходят бухгалтеры, то они обычно до мелочей рассказывают о своей проблеме, достают документы, объясняют в чем, по их мнению, загвоздка.

Если на консультацию приходит руководитель, то первым делом он просит листок бумаги и начинает чертить схемы. Т.е. объясняет не словами, кто с кем работает и какие отношения между сторонами, а рисует квадратики, кружочки и стрелочки.

 

И вот, как-то раз, ко мне на консультацию пришла дама и представилась главным бухгалтером. Только она начала формулировать вопрос, как тут же прервала сама себя: «Нет, дайте мне листок бумаги, я лучше изображу все это схематично», - и начала чертить квадратики и стрелочки. Я засмеялась и сказала ей: «Вы какой-то нетипичный главный бухгалтер, потому что схемы обычно рисуют руководители. А главные бухгалтеры объясняют все словами». Тут уже она рассмеялась и говорит: «А Вы правы. Два месяца назад меня назначили финансовым директором».

 

Получается, что аксиома работает. До сих пор я ни разу не ошиблась.

Не видеть мелкое.

Также очень интересна аудитория юристов. Это такие специалисты, которым требуется во всем видеть логику, систему. Поэтому в какие-то там мелочи, подробности им не интересно вдаваться, главное, понять суть.

Меня пригласили на обучение в крупную компанию федерального значения и предупредили, что состав участников будет разный. Их интересовали вопросы отражения в учете сложных операций, а также вопросы заключения сделок, их налоговые последствия и т.п.

И вот, я начинаю рассказывать и вижу в определенный момент, что слушатели заскучали, т.е., скорее всего, предприятие не занимается такими сделками. Я задаю вопрос: «В Вашем холдинге такой деятельности не было?». Вся аудитория хором, дружно: «Нет, у нас ничего подобного не проводится». Но где-то далеко-далеко (была очень большая аудитория) две девушки мне прокричали: «Нет, нет, продолжайте, у нас есть такие операции, нам интересно это услышать». Тут я говорю: «Вот видите, у девушек есть такие сделки, давайте их обсудим».

Через некоторое время история повторяется. Дохожу до определенного вопроса и опять вижу – присутствующих конкретно эта операция не интересует. Я опять задаю вопрос: «А такие договоры заключаются в Вашей компании?». И опять вся аудитория дружно отвечает: «Нет, у нас этого нет». И снова эти две девушки говорят: «Нет, нет, пожалуйста, нам это очень интересно, мы записываем».

Когда эта ситуация повторилась в третий раз, я не выдержала. Мне было очень интересно, откуда эти две девушки, т.к. все специалисты из одной компании.

«Девушки, а как так получается, что ни у кого нет таких операций, а у Вас есть. Почему Вы не такие, как все? Чем Вы занимаетесь на предприятии?» - спросила я.

Тут встает одна из них и говорит:

«А все присутствующие здесь – юристы, только мы с приятельницей бухгалтеры»

Тут вся аудитория, конечно, дружно захохотала.

Этот случай ярко иллюстрирует разницу интересов специалистов в компании.

Специфика бухгалтерской аудитории – кропотливость. Они слушают внимательно, записывают, запоминают, стараются вникнуть во все сложные вопросы, даже если мы рассматриваем какую-то ситуацию или операцию, которая в их компании вовсе не осуществляется. На мой вопрос - необходима ли та или иная информация? - постоянно раздаются реплики, что нет, у нас ничего подобного нет, но вдруг будет. Поэтому они должны быть готовы к возникновению всяких изменений в бизнесе.

В отличие от бухгалтеров юристы никогда не будут записывать те вопросы, которые не касаются их сегодняшней работы. Т.е. если юрист работает в строительной компании, а мы рассматриваем вопросы, относящиеся к производственной сфере деятельности, то юрист будет скучать. Мне это показалось интересным и, как-то раз, я спросила: «А почему, разве Вы не предполагаете, что через некоторое время Вам придется заняться вопросами промышленного предприятия?» В ответ я услышала: «Вот когда я буду работать на промышленном предприятии, тогда и буду вникать в эти вопросы».

Ошибочка вышла.

О том, как меня называли. Если с именем проблем никогда не возникало, то вот с отчеством – да. Вместо Леонидовны меня называли и Ленинидовной, и Эдуардовной. Последнее, кстати, очень красиво, мне понравилось. Но пришлось сознаться, что я все-таки не Эдуардовна.

Специфическая известность.

По поводу известности мне показался смешным такой случай. Когда на программе для руководителей я представилась, и слушатели начали обращаться ко мне с вопросами, одна руководитель предприятия сказала: «Я хочу Вам сказать, что Вы известны в определенных кругах». Я думаю, это точно сказано. Известность в «определенных кругах».

Маркетинг.

Однажды ко мне на консультацию пришел финансовый директор предприятия и принес с собой распечатку моего слайдового материала, того, который я использую на семинарах в качестве презентационного и раздаточного материала. Я задала ему вопрос: «Вы, наверное, были у меня на семинаре?»

«Нет, не был», - отвечает он.

«Тогда откуда у Вас мой раздаточный материал?»,- спрашиваю я.

«Мне его дали в налоговой инспекции», - сказал мой гость.

Я была очень сильно удивлена этим обстоятельством и тогда клиент мне пояснил, что перед тем, как прийти ко мне на консультацию, он побывал на консультации по этому же вопросу у налогового инспектора. Инспектор достала из стола мой раздаточный материал и начала её листать, искать там какие-то пояснения, а потом просто предложила налогоплательщику отксерить данный материал, чтобы с ним ознакомиться. Он отксерил и затем, увидев авторство, пришел ко мне на консультацию.

Как говорится, нарочно не придумаешь.

О простом и сложном.

Я всегда очень серьезно отношусь к отзывам слушателей моих семинаров и, обратила внимание, что очень часто в отзывах слушатели пишут о том, что мои семинары по содержанию доступны и понятны. Вначале меня это даже взволновало, потому что «доступно и понятно» - это почти синонимы к слову «просто».

А что значит «просто?» Может быть, ничего нового, ничего интересного. Но потом я поняла, что речь не об этом. А речь идет, как раз, о форме подачи материала, так чтобы это было логично, прозрачно, определенно. И теперь я считаю, что такая оценка, конечно, это позитивная оценка.

И вообще, у меня есть глубокое убеждение, что если человек понимает, о чем он говорит, он всегда может объяснить это просто. Т.е., если специалист о проблеме любого уровня (опять же, если мы говорим об общении коллег) не может говорить «популярно», понятно, то я абсолютно уверена, что он сам до конца в ней не разобрался, сам не уверен в том, о чем говорит. Это очень хорошо видно по коллегам-преподавателям. Как только преподаватель уходит от вопроса в другую область или говорит фразу типа «ну, в общем, примерно так, в этом ключе…» без конкретных пояснений, это значит, что у него здесь явные недоработки по этому вопросу. Это точно.

Обратная связь.

Бывают отзывы очень серьезные, глубокие, они очень помогают в работе. Иногда бывают из серии «смешные». Например, как-то слушательница в отзыве к семинару об учете в строительстве написала: «Абсолютно не были раскрыты вопросы купли-продажи ГСМ».

Ну вот, почитала, развела руками. Что тут скажешь, – в самом деле, не озвучено. Но какое отношение имеет купля-продажа ГСМ к строительству подрядным способом, мне до сих пор не очень понятно.

Полезные советы.

Слушатели-руководители обычно скупы на похвалы. Они, как правило, воспринимают лектора «в штыки», очень скептически. Приходится такую аудиторию просто, так сказать, завоевывать. Поэтому, если после программы раздаются аплодисменты, это дорогого стоит.

Но при этом руководители достаточно часто в отзывах дают ценные советы из серии «я считаю, что если бы Вы построили программу по иному, исходя из другой логики…» (и сразу предлагают свое видение программы). Эти советы бывают очень целесообразны. Мне кажется, что это происходит, как раз, в силу того, что руководителю хочется свои мысли, идеи сразу превратить в некую идеальную и работающую модель. И, получается, что такие картины бывают порой очень ценны.

Кто главный в бухгалтерии?

Аудитория руководителей достаточно интересна и специфична в отношении контакта с бухгалтером. Это в основном люди, которым вообще не нужны никакие детали. Им даже не система важна, как, скажем, юристам, им необходимо понимание сути процесса, т.е. идея и выводы. Все, что посередине, их вообще не интересует.

К сожалению, в настоящее время существует достаточно большой процент руководителей и топ-менеджеров, имеющих крайне слабое представление об учетной системе и о налогах. Я стараюсь опрашивать участников программ для руководителей, провожу анкетирование. По моим наблюдениям, 70% руководителей сознаются, что учета не знают, а о налогах имеют слабое представление. При этом они считают, что особо вникать в эти нюансы им вовсе не следует. Для этого есть главные бухгалтеры и финансовые директора – им за это деньги платят.

Хотя, практически в любой группе, встречается звезда или несколько звезд, которые в совершенстве или отлично знают учетные вопросы, владеют (не просто имеют представление о налогах), а именно в тонкостях разбираются в вопросах налогообложения. Т.е. существует очень серьезный разрыв между этими двумя категориями руководителей именно по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения. Середины, так сказать, «среднего класса» практически не существует.

Я не могу сказать с чем это связано, но при этом глубоко уважаю тех руководителей, которым при своей занятости бизнесом, коммерцией, технологиями, удается настолько хорошо владеть учетными вопросами.

А вот те руководители, которые, скажем так, снисходительно относятся к вопросам учета и налогов, как правило, очень удивляются моему вопросу о том, кто в компании, по их мнению, ответственнен за организацию бухгалтерского учета. Обычно в зале раздаются следующие варианты: «Главный бухгалтер, финансовый директор, директор по экономике…». И когда я, со ссылкой на Федеральный закон о бухгалтерском учете, говорю, что этим лицом является исполнительный орган – т.е. сам руководитель, они очень удивляются и даже возмущаются: «А почему мы должны быть ответственны за это? Ведь мы не имеем ни малейшего представления о том, что это такое». Ну, и после этого я, как правило задаю им встречный вопрос: «Это уже я теперь хочу Вас спросить, как Вы можете организовать процесс, если не имеете о нем ни малейшего представления».

Обсуждаем на семинаре с бухгалтерами вопросы понимания или непонимания руководителем сложности и неоднозначности учетных вопросов, нахождения контакта, общего языка с руководителем. И вдруг встает одна бухгалтер и говорит: «Вот Вы все жалуетесь на своих руководителей, что не понимают, не хотят вникать. А мне повезло с руководителем: он у меня имеет экономическое образование и даже читает газету «Учет. Налоги. Право». Тут все слушательницы семинара разом повернулись к коллеге, которой больше всех повезло, и посмотрели на неё просто-таки с завистью, мне показалось.

Тоже очень показательно.